Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Барселона! Барселона!



Это путешествие будет про музыку и свободу - всё увидим своими глазами. А музыка нас ждет самая разная, от кинохитов Ханса Циммера до пятничного буйства в музыкальных барах, послушаем цыган у них на районе и устроим квартирник напополам с Дэвидом Брауном (сбывается моя давнишняя мечта!). Еще будет оперный театр, фламенко (мужской и женский взгляд), танцы, от которых потом не заснуть… Чтобы не потеряться во всём этом, с нами будут проводники, самые разные, но все как один влюбленные в свой город. Я много раз бывал в Барселоне: гулял, писал книгу, выступал с лекцией в CCCB, но в этот раз у меня особые ожидания.
Хочу их разделить вместе с вами.

Это начало декабря. Подробности тут.

#КлубПутешествийМихаилаКожухова

(no subject)



Барселона! Барселона! Это путешествие будет про музыку и свободу. Музыка нас ждет самая разная, от кинохитов Ханса Циммера до пятничного буйства в музыкальных барах, от уличных артистов цыганских районов до нашего квартирника напару с Дэвидом Брауном (сбудется ли, наконец моя давнишняя мечта??!) Еще будет оперный театр, фламенко (мужской и женский взгляд), танцы – и чтобы не потеряться во всём этом с нами будут инсайдеры, самые разные, но все как один влюбленные в свой город. Я много раз бывал в Барселоне: гулял, писал книгу, выступал с лекцией, но в этот раз у меня особые ожидания, которые я хочу разделить вместе с вами.

(no subject)



Кёльн – моя первая встреча с миром, первый западный город, который я посетил. Всё было необыкновенно остро, как это бывает в первый раз, и наверное поэтому я обрел тут много друзей, тут состоялись первые зарубежные гастроли моего ансамбля («Мегаполис» впервые почувствовал себя ансамблем), тут мы записывали пластинки, впервые играли в клубах и на телевидении, бузили на кельнском карнавале, некоторые чуть не женились, но разбивали сердца…

В сухом остатке – я знаю каждый уголок Кёльна, его веселый характер и особость (60 лет под соседями-французами), мои друзья теперь знаменитые музыканты, актеры, продюсеры, журналисты и писатели. Всё это я мечтаю показать, и научить быть немного koelsch.
Но это лишь прелюдия к основной части: долина реки Мозель, виноградники, виноделы, праздник вина и пр. Тут тоже своя история. У меня есть старинный друг – Ханнелора, в прошлом журналист, теперь знаменитый писатель, по ее роману снят оскароносный фильм «Две жизни». Лет до пятидесяти она не признавала себя немкой, таков был посттравматический синдром послевоенного поколения. А потом наконец она смогла это сделать и сразу купила домик в долине Мозеля, где и стала писать свои бестселлеры. Однажды она познакомила меня с виноделом, очень близким по духу человеком, мы целый вечер общались вместе с его папой, вернувшимся из русского плена в 52-м, он вспоминал слова и русских людей, чьи добрые сердца не раз его спасали и позволили выжить и вернуться. Уже под утро с молодым виноделом мы пришли к выводу, что музыкант и винодел профессии-побратимы, спустились в подвал, и он открыл древнюю бутылку с рислингом 57-го года. И я понял наконец, что пьют ангелы.
С Ханнелорой мы встретимся, зайдем к ней в гости, она еще и кулинарный гений, познакомимся с ее друзьями-виноделами и нам много чего предстоит понять: про это райское место, открытое еще римлянами, про лозу и вино, про людей, их любовь, и конечно же про нас самих.

Путешествие совсем скоро, тут все подробности.

Курентзис и SWR в Зальцбурге



Пока меня не отнесло от этого события, напишу. Откровение, полученное в Зальцбурге, где Курентзис и SWR исполняли Ленинградскую симфонию Шостаковича, заставляет высказаться.
Во-первых сама конфигурация. Немцы играли для австрийцев русского композитора, за собой их вел грек, для которого современная Россия стала домом. Играли произведение, в немалой степени повлиявшее на перелом в войне 42-го года.
Австрийцы не могут не помнить, во что превратился фестиваль в Зальцбурге во время немецкого аншлюса, лучшие уехали, репертуар подвергся цензуре, зрителей на концерты свозила организация «Сила через радость». Он попросту перестал существовать вместе со страной.
Немецкий оркестр SWR начал тур с этой симфонией 22 июня. Я немного слышал от Курентзиса, как он готовил её с музыкантами – что говорил и что показывал. О войне в первую очередь.

…Зло появлялось идеально красиво. Зло должно привлекать - говорил Альфред Шнитке, оно должно быть приятным, соблазнительным, принимать облик чего-то легко вползающего в душу. Волна шла за волной, посылаемые с командирского мостика одним только взглядом и движением челюстей. Так продолжалось и продолжалось, пока не рухнул мир. Жизнь кончилась. Всё, что было после этого, было самое сильное и непонятное. Страшное и притягательное. Смерть в ожидании новой жизни.
Я вспомнил, как оказался у Стены плача, с выстраданным сокровенным желанием. Оно тут же рассеялось в дым, меня унесло на несколько порядков вверх, все производные исчезли, осталась главное, и я попросил.

…Потом все встали, не было уже в зале австрийцев, а на сцене немцев, был один единый поток. И в самой музыке, уже в начале, исчезли и фашисты, и Красная армия, и Сталин в мягких сапогах, и СССР, и немцы, и русские. Не было там никаких границ, как на фотографиях Земли со спутника, да и людей не было. Человек был. И Бог был.

Долго не могли разойтись. А потом, когда все потянулись к выходу, произошло то, что я видел в первый раз: каждый музыкант оркестра обнимал каждого, как на светлом празднике. Про слезы не говорю, некоторые начали плакать, когда еще играли. Играли и как могли вытирали слезы.

Мне удалось увидеться с Теодором, сразу после. Сказал, как мне было страшно в финале. Он улыбнулся: они думали, что победили. Христианская мораль учит иному – в поражении победа.

(no subject)

Дорогие мои, важное сообщение. 11 июля на Флаконе состоится фестиваль в честь дня рождения Клуб Путешествий Михаила Кожухова. Фестиваль не простой, а благотворительный. Вся прибыль — в Фонд Подари жизнь.
Будем слушать музыку и стихи, танцевать и дегустировать кухню разных народов мира. И делать доброе дело.
Подробная программа и билеты здесь.

На "Дикой Мяте"



У великих парусников "Крузенштерн" и "Седов" - подготовка к кругосветке 2020. Этапы определены, цели поставлены. На Дикой Мяте мы с Клубом путешествий Михаила Кожухова все три дня будем рассказывать об экспедиции, показывать фильмы, рассказывать о том, что с нами происходило под парусами.

План такой:

28 июня в 17:00
Михаил Кожухов расскажет о кругосветной экспедиции больших парусников "Паллада", "Седов" и "Крузенштерн".
+ показ фильма "Паруса мира"

29 июня в 14:30
"Счастье меж двух ударов рынды": Олег Нестеров о свободе, пойманной на борту последних действующих парусников начала 20 века
+ показ фильма "Паруса мира"

30 июня, 15:00
Кому нужны паруса: История "Крузенштерна" и "Седова"
Рассказывает режиссер фильма "Паруса мира", координатор морских экспедиций Даниэлла Окуджава
+ показ фильма "Паруса мира"

Все встречи пройдут в Кинолектории. Подробная программа и билеты тут.

Паруса мира



В 2020 парусники "Крузенштерн" и "Седов", с которыми меня накрепко связала судьба, идут в кругосветку. Уже выбрал для себя этапы, дай Бог всё получится.

А в это воскресенье, 26 мая, большой сбор: в 20:00 в кинозале ЦДП на Покровке можно будет узнать подробности экспедиции и подать заявку на участие. А еще в этот вечер состоится премьера документального фильма про “Крузенштерн” и “Седов” - уникальные кадры собирали в течение трех лет.

Подробности и билеты тут.

За новым альбомом: экспедиция "Мегаполиса" под парусами “Седова”



Пытаюсь вспомнить, но не получается. Может, мы действительно будем первые, кто создавал свой альбом в море, на паруснике. К тому же это не яхта, а самый большой барк в мире, заодно и самый старый, 98 лет. Сейчас «Седов», а когда-то «Катарина Винер» и «Командор Йонсен».

В общем, идея простая: каждый день, помимо палубной активности, учебных подъёмов и постановки парусов, музыканты группы «Мегаполис» будут брать свои электрогитары, садиться вкруг и разыгрывать новый материал. Благо на корабле есть уютный маленький зал со сценой, и даже гитарные комбики. Когда-то семь лет назад мы подобным образом разыгрывали эскизы «Из жизни планет» в Норвилишском замке в Литве, который выступил «пятым элементом», собрав нашу музыку точно и без потерь. Истрия повторяется, только теперь этим «пятым элементом» стнет парусник.

Правила игры мы тоже слегка меняем, если в Норвилишках таинство происходило без свидетелей (там в радиусе 20 км вообще людей не было, только белки и пограничники), то тут мы будем держать двери открытыми – любой может потихоньку зайти и понаблюдать за процессом: как как из ничего собирается нечто, как мы ловим в свои сачки ускользающую красоту.

Вообще это старый и известный трюк - писать альбомы подальше от дома, из Лондона уехать в Париж, а из Парижа в Лондон. Снять повседневные бытовые рюкзачки и не надевать их столько, сколько можно. А без рюкзачков летается лучше. У моряков история схожая: они снимают их на берегу и остаются один на один с морем, солнцем, ветром и кораблем. Ясность предельная.

Думаю, что три вечера мы посвятим палубникам-квартирникам: сыграем и «Мегаполис», и посвящение неснятым фильмам 60-х «Из жизни планет», и программу из немецких довоенных кинохитов, переведенных на русский язык, этакое кабаре, которая легла в основу нашего спектакля в Гоголь-центре «Свобода №7».

Идем в начале мая, подробности и запись в экспедицию тут.

Никаких специальных навыков, возраст от 12 до 80. Девушкам будем рады особо, музы – мы ваши!












Музыка и свобода Гамбурга с Олегом Нестеровым и Теодором Курентзисом

В каком еще городе мира вы встретите улицу с названием «Большая свобода»? Или, хотя бы «Малая свобода»? Только в Гамбурге.

Этот город вообще, про музыку и свободу.

Кстати, эти самые улицы называются так не потому, что они находятся в Сан-Паули, самом разудалом районе портового города. Тут просто когда-то укрывали французских беженцев-гугенотов от церковной расправы.

А еще именно тут во второй половине тридцатых, когда всё в Германии стало наполнятся «новым порядком», появился новый беспорядок – движение свингующей молодежи Swing-Jugend, что-то типа наших стиляг. Слушали вражескую неарийскую музыку, одевались черти-как. Из Гамбурга по всей стране и распространилась эта зараза, никакой доктор Геббельс не помог.

Ну и еще, конечно. Только этот вольный город смог внезапно превратить кавер-группу из Ливерпуля в пуп земли.

Поэтому логично именно тут, в Elbphilharmonie, услышать самого свободного из всех артистов, исполняющих классику – Теодора Курентзиса. Дирижер-аутентист, он сумел вдохнуть в музыку XVII-XVIII века первородную силу, избавив ее от слоя ненужной штукатурки, наросшей за последние пару веков.

Все сходится.

Итак, если вкратце: Гамбург дневной и ночной (свобода малая и большая), гавань на баркасе с бородатым шкипером и его рассказы, Elbphilharmonie (если коротко - восьмое чудо света) – всё закулисье подробно. Вечером концерт и короткое общение с усталым маэстро.

Наутро, если кто сможет – старый рыбный рынок. Завтрак под крики немецких торговцев-грубиянов, созерцание своих глубин и чаек.

В Гамбург, за музыкой и свободой.

Всё по гамбургскому счету.

Едем?